Галерея страниц и материалов СМИ

"Когда Сибирь идет - фашист бежит"

СМИ: Алтайская правда
27.04.2018

Каждый житель Алтайского края знает о том, что исход Великой отечественной войны во многом был обусловлен мужеством бойцов войсковых частей, сформированных на территории региона. Один из исследователей их истории, полковник, кандидат исторических наук, начальник научно-исследовательского и редакционно-издательского отдела БЮИ МВД России по Алтайскому краю Александр Богуцкий даже сейчас, спустя десятки лет находит новые подробности боевого пути легендарных сибирских дивизий.


«С ними воевать невозможно»

– Александр Васильевич, известно, что семь дивизий и одна бригада были сформированы на Алтае. Однородны ли они по возрастному и социальному составу, легко ли шел призыв новобранцев?

– Проблем с набором в нашем крае не было никогда. Люди шли добровольцами на призывные пункты, их всегда было больше требуемой нормы. Для ясности, каким был социальный состав, приведу данные по комплектованию 74-й добровольческой дивизии. В нее зачислили 5600 человек, из них 140 учителей, 195 техников и механиков, 46 агрономов и зоотехников, 50 инженеров, 70 председателей колхозов, 39 партийных работников. 73-я кавалерийская дивизия формировалась из партизан, воевавших в Гражданскую, средний возраст кавалеристов составлял 38 – 42 года. Формируя 28-ю отдельную лыжную спецбригаду, предпочтение отдавали лыжникам, спортсменам, охотникам, способным преодолевать на лыжах большие дистанции. В состав края тогда входила и Горно-Алтайская автономная область, где было много таких, выносливых, метко стреляющих, знающих, как себя вести в полевых условиях. Весь период формирования шли тренировки, ежедневно бойцы бежали 40 – 50 километров на лыжах. Их готовили для заброски по глубокому снегу и диверсий в тылу врага.

 

– Военные историки обычно выделяют сибиряков в отдельную когорту. Чем они отличались от призывников из Пскова, скажем, или Киева?

– Наши беспримерно проявили себя в битве под Москвой. Начало зимы 1941 года было аномально морозным – это известный факт. Армия несла потери не только убитыми, но и умершими от переохлаждения и обморожений. У сибиряков было преимущество. Привыкшие в морозам, они знали, как себя вести. Когда в наступлении подразделение под пулеметным огнем залегало в снег, то сибиряки, чтобы не замерзнуть, ворочались. Если еще и снег шел, через пару часов образовывалась своеобразная берлога. В архивах Министерства обороны я нашел удивительные воспоминания старожилов Москвы о том, как москвичи ходили на вокзал встречать составы с пополнением из Сибири. Шли смотреть на них как на былинных богатырей, экипированных в белые полушубки, валенки, с автоматами. Со мной в начале двухтысячных в столице произошел случай, перевернувший мою душу. В полный вагон метро зашла бабушка. Как меня учили в детстве, уступил ей место. Но она всё ворчала, мол, понаехали тут. Заодно и меня спросила, не приезжий ли. «Да, – отвечаю, – я из Алтайского края». – «Так ты из Сибири! – воскликнула женщина и встала: – Садись, сынок, это ведь ваши сибиряки Москву отстояли».

– История, похожая на легенду. Много ли знаете таких про наших земляков?

– Разрозненными сведениями в разных источниках я встречал описание одного дня битвы под Москвой. По Минскому шоссе к столице прорвалась колонна немецких танков, и остановить ее было некому. Только что прибывшему пополнению из Сибири был дан приказ: «Коммунисты и комсомольцы – вперед, остальные – добровольцами». Не отказался ни один. Но как оперативно перебросить подкрепление на расстояние 50 километров? Решили – самолетами. При посадке выяснилось, что парашютов на всех не хватит. И снова отказников не было. Пилоты на бреющем полете держались чуть выше деревьев, это высота 5 – 6 этажей. А теперь представьте картину. Идет колонна, и на головы фашистов из самолетов выпрыгивают люди – кто с парашютом, кто без. А пока летят – забрасывают колонну гранатами. Кому-то из того десанта повезло приземлиться в сугроб или на дерево, но многие переломались. Немцев остановили. А на другой день командир моторизованного соединения вермахта застрелился, оставив записку: «Мы обречены, с русскими воевать невозможно». Эпизод этот упоминается в архивных материалах, но мы пока не знаем имен людей, совершивших подвиг. В том котле, что кипел вокруг Москвы, невозможно было составить точные сводки. Пример – история 28 панфиловцев, среди которых воевали и уроженцы Алтайского края. Их считали погибшими, а потом выяснилось, что в живых остались пятеро из них.

Мужеством и смекалкой

– Александр Васильевич, вы лучше других знаете, что война – вещь жесткая. Часто ли ваши находки оказываются за гранью человеческого восприятия?

– Бывает такое. Когда я занимался историей 80-й гвардейской дивизии, выяснил, что дивизионные разведчики захватили вражеский архив и почту немецких солдат. Один из немцев в письме домой жене писал, что поспорил с сослуживцами,  сможет ли, как наследник великого Зигфрида, выпить кровь живого человека, своего врага. А дальше идет жуткое описание, как вывели из сарая пленного русского солдата, вскрыли ему горло, подставили кружки… «Было противно, но я выпил», – хвалится в письме фашист. Сравните эту запредельную жестокость и бесчеловечность с письмами, которые отправляли домой наши бойцы.

– Сибирский характер – что это такое, по-вашему?

– Как отмечали маршалы Великой Отечественной, это особый склад людей, обладающих недюжинной силой, смекалкой и способностью выполнить отлично задачу любой сложности. Их ведь не случайно посылали на самые ответственные участки. «Где сибиряки – там победа!», «Сибирь идет – фашист бежит» – эти поговорки появились на войне.

– Расскажите про хваленую смекалку сибиряков.

– В боях на Ленинградском фронте участвовали воины 372-й стрелковой дивизии. На передовой расстояние между траншеями соперников – метров 50 – 100, не больше. Лейтенант музыкального взвода Тогунашев, скорее всего, из Горного Алтая (мы знаем лишь фамилию) предложил пулеметчикам и минометчикам такую хитрость. Взяв аккордеон, он в передовом окопе заиграл немецкий марш (так написано в документе, возможно, это был гимн). Педантичные немцы встали по стойке смирно, и тут наши вдарили – мало не показалось. Еще один уникальный факт – организация производства лыж прямо на передовой – для скорости переброски лыжных батальонов. А фронтовая баня вообще классика жанра. Сибиряки без нее даже в окопах не обходились. Каменка, укрытая плащ-палаткой, – этот способ и сейчас распространен у туристов.

  

– А как вопрос гигиены решали противники?

– Помывки организуют в любой армии. Немцы устраивали их в тылу, в палатках, с подвозом воды или в банях оккупированных сел. Но наши-то умудрялись париться даже на передовой. На местах боев среди останков вражеских солдат мы находили небольшие пенальчики. Долго не могли понять, что это такое. Анализ показал, что в них хранили вещество, схожее по составу с дустом. Им посыпали обшлаги, подворотники – так боролись с насекомыми. Против неопрятности Европа придумала духи. А русские – баню. Что тут еще добавить…

Мы не забудем

– Александр Васильевич, откуда у вас такой интерес к теме войны?

– Из детства. Мой дед по маминой линии, Николай Васильевич Ефимов 1912 года рождения, воевал простым водителем, возил снаряды, был тяжело ранен и в 43-м комиссован. Помню, слушая его рассказы: «Везешь снаряды под бомбежкой, страшно неимоверно, но надо ехать дальше», примерял ту ситуацию на себя – а я бы так смог? Его брат Петр Ефимов тоже воевал. В книге Бондарева «Горячий снег» и одноименном фильме раненный в живот боец Петр Ефимов – это мой погибший двоюродный дед Петя. А бабушка Анна в девичестве – Ярных. ЕЕ брат Николай Ярных, участковый милиционер, погиб при задержании банды, в его честь назвали одну из улиц Барнаула.

– Есть сегодня в россиянах некая успокоенность, уверенность, что мир и благополучие на них сами собой с небес упали. Мне кажется, люди забыли про подвиг сибиряков. Как быть, если мы сами не хотим знать свою историю?

– Нельзя забывать о подвиге не только сибиряков,  но и всей страны. Молодые должны получать достоверные сведения о Великой Отечественной, смотреть не блокбастеры со спецэффектами «в тему», а старые советские фильмы, которые всегда смотришь с комом в горле: «Дума о Ковпаке», «Они сражались за Родину», «А зори здесь тихие…», «Сын полка»... В них есть глубина переживаний, человек, сохранивший душу в тяжких испытаниях. Из новых фильмов мне нравятся «Брестская крепость» и «28 панфиловцев», снятый на народные деньги. Уходят годы, все меньше становится ветеранов, но память жива. Есть ветеранские организации участников локальных войн, военно-патриотические клубы. И каждый год 9 Мая шествует по всему миру «Бессмертный полк». Мы не забудем.

Цитата: «Раньше школа несла воспитательную миссию, были в силе фронтовики. Их все меньше, но мы-то есть! Есть ветеранские организации участников локальных войн, военно-патриотические клубы. И каждый год 9 Мая шествует по всему миру «Бессмертный полк». Мы не забудем».

Тамара ПОПОВА, Евгений НАЛИМОВ (фото)


Возврат к списку